Ночные ощущения от леса. Съёмки. Привычные пейзажи с Млечным путём.

    Пятница. Вечер. Надежды на ночную съёмку было мало — "очень перенная облачность", но когда я вернулся из бани, стало ясно — надо идти снимать. Млечный путь был виден просто так, из огорода, вблизи от нескольких фонарей. Такое пропускать нельзя. Стал собираться. В этот приезд домой я не взял штатив — пришлось использовать старый, от мыльницы, который живёт дома. Оделся не очень плотно — было тепло.
Вышел на улицу — тишина, лишь кузнечики создают звуковой фон своим оптимистичным стрекотанием, да где-то вдалеке перелаиваются собаки.
Я прохожу десять метров — и вот он, первый кадр — соседский грузовик. Он освещается противным рыжим фонарём, но что тут поделаешь…

1.

Иду дальше. Ближе к началу улицы, когда один фонар сразу за спиной, второй — вдалеке — можно различить Млечный путь. Снимаю панораму.

2.

    Выхожу с улицы. Перебегаю дорогу, чтобы не мелькать лишний раз перед непонятными людьми с фотоаппаратом — мало ли кто там ездит по ночам, и в каком состоянии. Выхожу на привычную, но заросшую тропинку — до железнодорожного моста остаётся минут десять хода. Трава, кажется, сухая — роса ещё не выпала. Я иду, подсвечивая себе дорогу фонариком. Иногда выключаю его, смотрю на небо сквозь тёмные ветви сосен. А что, если пойти без фонарика? Я выключаю фонарик снова, и пытаюсь пойти по тьме.

    Вспоминается детский диафильм, "Глаза ночи". Там была история про первобытного мальчика, которому не разрешали ночью выходить из пещеры — а однажды он всё-таки увидел звёзды, испытал страх перед ночью — но выжил, после чего всё его племя перестало бояться звёзд. Диафильм можете глянуть тут: Глаза ночи Так вот, в тот момент я постарался ощутить — что это такое, тёмный ночной лес. Глаза не различали, где тропа, а где трава. Стволы деревьев было видно лишь высоко над головой, где сквозь лес светили звёзды.

    Куда идти — непонятно, лишь ногами можно ощутить траву. Вот она, беспомощность. Нет фонарика — всё, пропал. То есть, тогда бы я вышел из леса, но только на далёкие ориентиры, обратно — в улицу. А вот как бы я дошёл до цели.. Сложно сказать. Но небо всё-таки прекрасно и сквозь лес.
Я выхожу на полянку с несколькими пеньками. Их видно, тут недалеко фонари на вокзале. Отсюда до цели идти совсем немного — нужно пройти по тропинке через кусты, и там уже останется заметная дорога. Прохожу кусты, выхожу на линию железной дороги, ведущую на машзавод, иду к мосту, уже придумывая ракурс.

    Млечный путь прекрасно виден. Он бьёт фонтаном из-за горизонта и добивает до самых сосен, стоящих позади меня. Достаю фотоаппарат, ставлю его на штатив, и спускаюсь ниже уровня моста. Выбираю ракурс, завожу мост на фон Млечного пути.
Сажусь на склоне, подмяв заросли душицы. Тепло, пахнет мёдом. Такая ночь.. А я один шатаюсь в охоте за будущими картинками. Штатив нормальный в Челябинске. А в Кусе старый живёт. Ножки штатива шаткие,он от мыльницы и вместо сломавшейся пластмассовой головки — моя детская деревянная поделка для крепления Зенита или бумажной трубки. Ах, да без разницы, хоть что-то получится!

Получается:
3.

4.

    Гудит вдалеке поезд — идёт с Бердяуша. Это удача! Теперь нужно поймать его в кадр на мосту! Продолжаю снимать мост, теперь я навёлся туда, где проедет поезд, предварительно сняв часть ниже линии, чтобы проще было собирать панораму. Поезд совсем близко. С нетерпением дожидаюсь очередного 30секундного кадра, выключаю задержку спуска, и жму на кнопку. Успел!
После проезда тягача я продолжаю съёмку панорамы вверх.

5.

    Снял поезд — молодец, сказал я себе, и пошёл разведывать новые места — вниз, под мост.
Спуск достаточно крутой, трава высотой чуть ниже сапога. Спускаюсь до каменной стенки — укрепления берега, осторожно пробираюсь вниз. Крапива, малина — вечные подруги наших лесов и заброшенных мест! Трава в рост! Тут нечего делать. Иду к опоре моста, прохожу под ним и иду по другую его сторону, к западу.

   Ставлю штатив на полянке, готовлюсь сделать очередной кадр — как вдруг из кустов раздаётся непонятный звук, похожий на слышанный на ночной съёмке с Лёшей. А-ууу, причём очень громко для ночи и ууу какое-то хрипящее. Вот дела, думаю я! Снимать или не снимать? Дай подожду, повторится или нет.
А-ууу повторилось ещё раз пять, и я подумал, что если меня тут кто-нибудь покусает, будет обидно из-за кадра ходить на уколы от столбняка… Закрыл крышкой объектив, и пошёл обратно.

    Как только начинаешь идти, понимаешь, что сам шумишь и уже не можешь отслеживать звуки вокруг — это добавляет адреналинчика, особенно когда ускоряешься.
Ты уже принял роль беглеца, и должен бежать. Понял, что сейчас надо будет пилить наверх, перепад метров в сорок. Протоптал себе дорогу, поднялся на линию, отдышался, прислушался — тишина. Никого. Покричали и хватит.

   Мне хватило, и я пошёл дальше, ближе к станции, в лес, на окраину посёлка. Сделал несколько панорамок с соснами в кадре, потом обнаружил гриб и снял панорамку с ним, двинул к Кислому логу.

6.

7.

    В три часа ночи позвонила мама — потеряла меня.
Всё нормально, говорю, через 20-30 минут приду, достань пирожок мне из холодильника, чтоб я ночью холодильником не хлопал?..

8.

    Цель похода к Кислому логу — съёмка Млечного пути прямо над железной дорогой, или над тропой. Оказалось, что в это время задуманное не осуществить — нужно идти туда позже. Или осенью.

9.

Млечный путь с тропой тоже вышел, жд — даже не стал снимать, пришлось идти домой — спать. По пути ещё на Сосновой сделал несколько кадров, и пошёл…

10.

Ну и раз уж я вспоминал диафильм…

Так бывает, когда я ночью выхожу из бани 😀 В "набедренной повязке", только без факела.

Спасибо за внимание тебе, терпеливый читатель!)))